«Есть в мире страны, куда мы не идем», — Пьер-Андре де Шаландар, генеральный директор и председатель совета директоров Saint-Gobain. | ТПК «Развитие 21 век»
25.11.2012
«Есть в мире страны, куда мы не идем», — Пьер-Андре де Шаландар, генеральный директор и председатель совета директоров Saint-Gobain.

Компания Saint-Gobainначала свою историю в XVII в. В 1665 г. Людовик XIV и генеральный контролер (по-нашему — министр) финансов Франции Жан-Батист Кольбер создали Королевскую зеркальную мануфактуру возле местечка Сен-Гобен. Первый заказ — поставка зеркал для Версальского дворца. Бизнес в России Saint-Gobain начала в 1993 г. с продаж теплоизоляционных материалов, звукопоглощающих подвесных потолков и стеновых панелей, сейчас у компании здесь уже шесть собственных заводов.

Всего же у компании 1500 предприятий в 64 странах. Saint-Gobain называет себя мировым лидером в производстве высокотехнологичных и изоляционных материалов, гипсокартона и гипсовых смесей и вторым игроком на рынке стеклянных бутылок и банок и плоского стекла. В интервью «Ведомостям» генеральный директор и председатель совета директоров Saint-Gobain Пьер-Андре де Шаландар рассуждает об особенностях российской коррупции, европейском кризисе, московских форточках и окнах в поездах «Сапсан».

— Вы в новую волну кризиса верите?

— Мне кажется, сейчас ситуация несравнима с ситуацией 2008-2009 гг. В США наметился рост жилищного строительства. Трудности, которые сейчас переживает Европа, несравнимы с трудностями 2008 г., к тому же многие процессы протекают иначе. Сейчас уровень строительства в Европе ниже, чем в 2008 г. Тогда в некоторых странах Европы существовали мыльные пузыри. Теперь ситуация иная: экономические трудности, которые переживает Европа сегодня, связаны в основном с отсутствием политических решений по регуляции кризиса евро.

— Как финансовый кризис 2008 г. сказался на деятельности компании в мире и в России в частности?

— Кризис 2008-2009 гг. был довольно суров, наш товарооборот снизился. Но мы быстро приняли необходимые меры и достаточно быстро вышли на прежние показатели. В 2008-2009 гг. у нас был спад, в 2010 г. мы примерно отыграли свое отставание и в 2011 г. достигли результатов, близких к докризисным. В России мы прошли похожий путь, но здесь все процессы принимают большую амплитуду, поэтому в России наши показатели снизились сильнее, но и отставание мы преодолели быстрее. Если в мире показатели 2011 г. были примерно на 10% ниже показателей 2008 г., то в России мы достигли докризисного уровня уже сейчас.

— Какие направления бизнеса пострадали сильнее остальных?

— В основном кризис затронул сферы, связанные со строительством. И в основном в тех странах, которые сильнее остальных пострадали от кризиса, — в США и Испании.

Можно сэкономить до 80% энергии

— До кризиса вы анонсировали два проекта в России: строительство завода гипсокартонных плит в Нижегородской области и стеклотарного завода в Краснодарском крае. Как они продвигаются сейчас?

— Завод по производству гипсокартонных плит в Нижегородской области строится и будет запущен в 2013 г. Проект по строительству стеклотарного завода перенесен, но будет реализован (точных дат нет) — пока наших мощностей на уже существующих заводах хватает для удовлетворения потребностей рынка. В России в отличие от других стран мы не проводили реструктуризации или сокращений проектов, а просто отложили некоторые из них. Но поскольку рынок строительства в России за последний примерно год очень сильно пошел вверх, мы решили ускорить ввод завода по производству гипсокартонных плит.

— В портфеле компании есть изоляционные материалы, которые, как вы указываете на сайте, способствуют энергосбережению. По вашим расчетам, какую экономию может дать использование таких материалов?

— Все, конечно, зависит от того, как используются материалы и правильно ли друг с другом сочетаются. Но можно сказать, что с продукцией Saint-Gobain можно построить дом, который почти не потребляет энергии. Используя наши материалы на уже существующих зданиях, можно добиться экономии энергии на 80%. В некоторых странах у нас есть пилотные проекты: дома, которые при установке на их крышах солнечных батарей не потребляют энергию, а, наоборот, ее генерируют.

— Как работают энергосберегающие материалы?

— Дом, который не теряет энергию, защищен со всех сторон — он не теряет тепло ни по одной из поверхностей. В зависимости от климата страны применяются изоляционные материалы с различной эффективностью и техническими параметрами. При этом сочетаются материалы из минеральной ваты на основе стеклянного или каменного волокна. Конечно, чтобы дом был энергоэффективным, теплым и удобным, нужны хорошие отопительные приборы, но производством их мы не занимаемся. Также нужны контролирующие температуру приборы — это тоже не мы.

В России сейчас у нас есть завод по производству теплоизоляционных материалов на основе минеральной ваты из стекловолокна и завод по производству теплоизоляционных материалов на основе каменной ваты. Также в России у нас два предприятия по производству сухих строительных смесей. Сейчас мы строим завод по производству гипсокартонных плит. При строительстве зданий используют и теплоизоляционные элементы, и строительные смеси, и гипсокартон. Таким образом, мы сможем предложить комплексные решения для строительства.

Конечно, энергоносители у вас дешевле, чем в остальном мире, но за счет длительной зимы на большей части страны вы и потребляете гораздо больше энергии. Поэтому экономия от энергосбережения может быть очень значительной.

С выходом в Россию несколько запоздали, но теперь нагоним

— От чего зависит спрос на ваши материалы?

— Большинство людей в разных странах мира прежде всего смотрят на качество и результат, который они получат, а затем — на соотношение цены и качества. Мы производим материалы длительного использования, поэтому качество важно в первую очередь. Особенно это касается коммерческой недвижимости. В жилищном строительстве подход примерно одинаков во всей Европе: в еврозоне были приняты директивы, которые вводят нормативы энергосбережения, их ни в коем случае нельзя нарушать.

— Как ведут себя потребители в России? Мне казалось, что менталитет русских людей — побольше сэкономить.

— Вы на том же пути, что и весь мир, но пока в его начале. С одной стороны, меняются нормативы строительства, с другой — отношение профессиональных закупщиков и застройщиков.

— И в чем эти изменения?

— Энергия была настолько дешевой, что считалось, что ее не надо экономить. Несколько лет назад, будучи в Москве, я был поражен: в зданиях при раскаленных радиаторах центрального отопления были открыты окна и в квартирах было жарко. Думаю, постепенно такие ситуации будут сходить на нет.

— На вашем сайте указано, что в половине произведенных в Европе автомобилей стоят стекла производства Saint-Gobain. Это с учетом России?

— Нет. В России у нас еще нет завода по производству автомобильного стекла. Но мы подписали соглашение с турецким производителем стекла Trakya Cam о создании совместного предприятия, наша доля в котором составляет на сегодняшний день 30%. Этот завод займется производством стекла для строительства и автомобильного стекла. Его мы будем поставлять для российского автопрома.

— Где будет это предприятие? Какова его мощность?

— В Татарстане. Вначале мы будем производить стекла для нескольких сотен тысяч машин, затем будем увеличивать мощности по мере заключения договоров с автомобилестроителями. Наши европейские клиенты давно ждут, когда мы выйдем со своим автомобильным стеклом в Россию. Вообще, получается так, что в большинство стран мы идем по стопам производителей автомобилей — наших клиентов. Может, с выходом в Россию несколько запоздали, но теперь нагоним.

— Как вы получили контракт на поставки стекол для «Сапсана»?

— Стекла были поставлены в рамках контракта с компанией Siemens — изготовителем этих железнодорожных составов.

— Чем стекла в «Сапсане» отличаются от стекол в обычных электричках?

— Это стекло для скоростных поездов и — в большей степени — лобовое стекло для самолетов. В нем в определенной последовательности чередуются слои стекла и пластика. За счет этого стекло получается невероятно прочным. Представьте себе, что в самолет врежется птица на скорости 300 км/ч. Осколки стекла ни в коем случае не должны лететь в лицо пилота, иначе самолет окажется неуправляемым. Такие стекла у нас производят несколько заводов, которые поставляют их по всему миру. Нет необходимости в каждой стране иметь производство таких высокотехнологичных материалов.

— Вы также производите стеклянную тару. Не ощущаете растущей конкуренции со стороны производителей других видов упаковки: железных банок, пластиковых бутылок, Tetra Pak? Ведь они легче и дешевле.

— В каком-то смысле они наши конкуренты, но в большинстве европейских стран стеклотара отыгрывает позиции. Стекло — это 100%-но перерабатываемый, абсолютно экологически чистый упаковочный материал, оно не имеет каких-либо вредных компонентов, которые могли бы попасть в содержимое стеклянного контейнера. Сейчас во многих странах идут дискуссии о вреде компонентов пластика для здоровья человека. Наши клиенты чаще всего выбирают упаковку в соответствии с их сегментом рынка. Например, если на рынке есть товары класса эконом и класса премиум, то для премиума почти всегда используется стекло. Я даже больше скажу: есть продукты, упаковка которых должна быть стеклянной, поскольку другой вид упаковки едва ли будет воспринят покупателями, — это парфюмерия и крепкие спиртные напитки. Поэтому я убежден, что стекло сегодня воспринимается как высококачественный материал.

— В России вы участвуете в тендерах?

— Мы обычно продаем свои материалы через дистрибуторскую сеть. В тендерах участвуют наши дистрибуторы.

Ситуация все лучше и лучше

— Вы сталкивались с коррупцией в России?

— Нет. Saint-Gobain придерживается очень строгих правил, и антикоррупционная политика компании не допускает никаких уступок. Мы не используем серых схем. И во многих регионах России существует возможность работать без использования коррупционных схем. Но есть в мире страны, куда мы не идем, потому что считаем: там невозможно работать, не прибегая к нелегальным схемам. Это те же страны, которые входят в список коррупционной опасности ООН [страны, не подписавшие или ратифицировавшие Конвенцию ООН против коррупции, принятую в 2003 г., — такие как Сомали, Судан, Белиз; Россия присоединилась к этой конвенции за исключением статьи 20, которая признает уголовно наказуемым деянием «незаконное обогащение» государственных служащих. — «Ведомости»].

— А дистрибуторов проверяете?

— Конечно, полностью проверить и проконтролировать дистрибутора невозможно, но никакие наши проверки не выявляли коррупционной деятельности дистрибуторов.

— Что вы думаете об инвестиционном климате в России?

— За 10 последних лет инвестиционный климат в России значительно улучшился. За это время мы инвестировали в России около 500 млн евро, и мы верим в способность российской экономики поддержать инвестора и дать ему возможность работать. Еще несколько лет назад, подписывая договор, мы не знали, будет ли он застрахован. Сейчас правовая основа и юридическое сопровождение бизнеса улучшаются.

Но сильно помогло бы улучшить инвестиционный климат развитие инфраструктуры. Она во многих областях еще недостаточно развита: сеть автомобильных, железных дорог недостаточно густая и удобная, не хватает аэропортов, не в полной мере развиты сети энергоснабжения. За время своей поездки я посетил достаточно географических районов и объектов. Мы летали на частном самолете, потому что на поезде пришлось бы делать пересадки, а это заняло бы очень много времени.

Кроме того, в некоторых регионах подсоединение к энергетическим сетям или невозможно, или слишком дорого. И тем не менее нам до сих пор удавалось справиться со всеми этими проблемами. Это никак не мешает нашему развитию в России, и ситуация становится все лучше и лучше. Это одна из стран, где Saint-Gobain развивается наиболее динамично.

— И какова динамика? Какую долю в общем объеме продаж занимают продажи в России?

— На товарооборот в России приходится около 1% от нашего глобального товарооборота. Но если в мире рост у нас стабильный, но небольшой — около 5%, то в России мы растем до 20% в год. Думаю, что в ближайшие годы наш товарооборот в России должен удвоиться.

— Какие направления бизнеса растут лучше всего?

— В основном те направления, которые связаны с энергосбережением, энергоэффективностью, изоляцией. Затем — стекольное производство и производство гипсокартонных плит. В России огромные перспективы в области строительства. Пока страна отстает как по количеству метров жилой площади на душу населения, так и по качеству жилья. Существует огромное количество ветхого и старого жилья, которое должно быть реконструировано.

— Какие темпы строительства прогнозируете в России?

— От 800 000 до 1 млн квартир и частных домов в год, 25 000 строящихся торговых и промышленных зданий. В этом году в России строят больше жилья, чем в США.

— Новые приобретения в России планируете?

— Да, проекты есть. Но о приобретениях я обычно говорю после того, как они осуществляются.

— Вы в компании с 1989 г. Как вы в нее попали?

— До Saint-Gobain я мало где успел поработать, потому что пришел сюда в 30 лет. До этого я работал во французском правительстве, в министерстве промышленности и энергетики. То есть я уже занимался вопросами энергии. В концерне я более 20 лет и очень рад, что сюда попал: это позволило мне поработать в различных странах мира — в США, Англии, Франции.

— Никогда не хотелось сменить сферу деятельности?

— Нет. В Saint-Gobain мне всегда предлагали такие должности, которые позволяли мне расти и делать интересные вещи. И сейчас мне очень нравится, что я делаю, даже если это подразумевает большую ответственность. Я считаю, что у Saint-Gobain огромные перспективы развития.

Промышленная группа Saint-Gobain

Финансовые показатели (первое полугодие 2012 г., МСФО): выручка – 21,6 млрд евро, прибыль – 506 млн евро.

Крупнейшие акционеры (на 31 декабря 2011 г.): Wendel (17,1% уставного капитала, 26,8% голосов), сотрудники (8%, 11,8% голосов), Caisse des Depots et Consignations (3,6%, 3,2% голосов), Cogema (1,1%, 1,8% голосов), Groupama (1,9%, 1,5% голосов), Predica (0,6%, 0,5% голосов), казначейские акции (1,7%, 0% голосов), остальное – free float.

Капитализация – 13,5 млрд евро.

В России группа Saint-Gobain представлена шестью действующими заводами: в Егорьевске (Московская обл.) – завод по производству теплоизоляционных материалов Isover на основе стекловолокна; в Челябинске – завод по производству теплоизоляционных материалов Linerock на основе каменной ваты; в Арзамасе (Нижегородская обл.) и Полевском (Свердловская обл.) – заводы по производству сухих строительных смесей Weber-Vetonit; в Камышине (Волгоградская обл.) – ЗАO «Камышинский стеклотарный завод»; в поселке Анджиевский (Минераловодский район Ставропольского края) – ЗАO «Сен-Гобен кавминстекло».

Источник: Ведомости

| Обсудить новость на форуме... » (0)

Реклама